Андрей Ростовцев (afrikanbo) wrote,
Андрей Ростовцев
afrikanbo

Categories:

В глубокой заднице у Эфиопа

В предыдущей записи авторы обзора по зарплатам преподавателей в государственных ВУЗах 28-ми стран мира «удивили» нас, что мы находимся в глубокой заднице, даже не у Канады с Америкой (что было вполне ожидаемо), а у нигерийцев и эфиопов! Поэтому, по горячим следам я решил разобраться, а как же мы дошли до жизни такой и что нас ждет в дальнейшем.


За основу взят замечательный обзор кандидата культурологических наук А.В.Шипилова, проследившего изменение уровня доходов профессоров российских университетов с момента их возникновения и до 2003 года. В этом обзоре уровень дохода сопоставляется с ценами на продукты и с зарплатой индустриальных рабочих. К данным А.В.Шипилова я добавил только одну точку, соответствующую 2011 году.




Надо сказать, что самая сладкая жизнь у русской профессуры была лишь в XVIII. В Екатерининскую эпоху полностью в жизнь был воплощен научный принцип «Дай денег и отойди». Профессора тогда получали примерно в 20 раз больше, чем рабочий на производстве, не имея обязательной учебной нагрузки и занимая скромное место в «Табели о рангах». «Профессоры при Академиях» и «докторы всех факультетов, которые на службе обретаются» числились в табели – в 9-м классе, соответствуя титулярным советникам, штабс-капитанам и лейтенантам.


Резкое увеличение зарплаты профессуры в эпоху правления Николая I связано с резким возрастанием объема учебной нагрузки. В 1835 году профессор уже должен был преподавать 8 часов в неделю, что было вдвое больше, чем в среднем в дониколаевскую эпоху. Соответственно вдвое были увеличены и зарплаты в университетах. Реально же доход профессора не увеличился, поскольку к этому времени рубль заметно девальвировал. При Николае профессора переместились на 2 класса выше и занимали положение по чину надворного советника или подполковника.


К концу XIX в разрыв зарплат профессоров и рабочих заметно сократился, зато существенно повысился чин университетской профессуры. По состоянию на начало XX века звание профессора само по себе уже давало чин статского советника (5-й в Табеле), а по выслуге, а также в случае присвоения учёного звания заслуженного профессора – 4-й, соответствующий генеральскому званию и положению в обществе. Между прочим, уставное обращение к представителям 4-го класса – «Ваше Превосходительство».


В 1917 году Табель о рангах был упразднен, но еще некоторое время сохранялся значительный разрыв между уровнем доходов профессуры и победившего рабочего класса. В доперестроечную советскую эпоху профессор получал оклад в 500 рублей, в то время как средний рабочий – 200, если он не шабашил, конечно, где-то в заполярье. Ситуация коренным образом изменилась за время президентсва Ельцына, в конце которого зарплаты преподавателей в ВУЗах и рабочих на производстве практически сравнялись.


Вот, что меня больше всего удивляет во всей этой длинной истории, это то, что, несмотря на все призывы к модернизации, инновации, нанотехнологии, и пр., уровень принижения университетских ученых в обществе только продолжал расти и перелома в этой тенденции не наметилось. К 2011 году уровень среднего дохода профессора ВУЗа составил всего около половины заработка рабочего.
Так мы и оказались позади Эфиопии, не говоря уже о всех других цивилизованных странах. Поскольку предпосылок к развороту этой тенденции нет, то и прогноз самый неутешительный. Интересно, если бы сейчас снова ввели Табель о рангах, к какому классу бы отнесли профессоров? Очевидно, что не выше гастарбайтеров. Вот только не пойму, в какой момент времени на должности профессоров в университетах начнут приглашать гостей из азиатских стран. Это же сулит прямую экономическую выгоду, да и хлопот будет меньше.

Tags: наука, социум
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments