Андрей Ростовцев (afrikanbo) wrote,
Андрей Ростовцев
afrikanbo

Кимры-Кашин-Калязин-Углич-Мышкин (2)

На Дмитровском шоссе ужасная пробка – все рванули на дачи. Миша ерзает и переживает за бесцельно потерянные световые часы нашего только что начавшегося путешествия. Я ему втолковываю, что это так нужно: либо нас берегут от несчастного случая, либо готовят интересную, неожиданную встречу. Не надо рыпаться. Он, кажется, не особо верит моим словам.


Есть женщины в Русских селеньях. От Кимр до Кашина идет ужасная разбитая дорога. Едешь, как по минному полю, метаясь от одной обочины до другой. Так я ездил только в Израиле по Голанским высотам, когда их только что открыли для посещения после долгих лет военных действий. Вдруг, неожиданно возникает указатель на «Мемориал А.Н.Туполева». Российская болезнь – не удосужиться написать, сколько до этого мемориала ехать. Вспоминаем, что именно в этих местах родился и вырос Андрей Николаевич Туполев. Точнее, в селе Пустомазово, которого больше не существует.


Наивно полагая, что, если расстояние не указано, значит - этот мемориал находится где-то рядом, поворачиваем согласно указателю. Проезжаем еще немного – никакого мемориала нет, а указатели куда-то исчезли. Зато по дороге в нашем направлении весело вышагивает длинноногая симпатичная девица. Оказалось, что мемориал впереди и девице с нами по пути – едем дальше вместе. Оля, так ее зовут, рассказывает по дороге, что работает в Москве в каком-то ресторане на кассе, сейчас направляется к себе домой. Мне трудно в это верится, поскольку у Оли идеально поставленная речь и быстрая реакция на мелкие невинные столичные подколы. За трепом время летит быстро. Через какое-то время я осознаю, что мы проехали почти 15 километров, по лесной дороге, по которой Оля намеревалась шагать до своего дома. Это ничего - говорит она, вот когда снегу по колено – тогда тяжело идти. Оля любит путешествовать, но за рубежом еще не бывала, а про Мышкин не слышала. Ее большой мир ограничен ужасной дорогой между Кимрами и Кашином, и Москвой по работе. Приглашаю ее путешествовать дальше с нами – покажем город Мышкин, по крайней мере.


Оля рассказывает про свою жизнь, про то, как с подругами ночью ходит на речку ловить уклеек, про то, что в деревне мужиков не осталось, про то, как она варит уху из крупных рыбешек, а мелкие отдает кошкам, Их у нее 13. Счастливое число. Я на минутку представил картину из Олиных подружек с удочками и уклейками. Романтика! От Оли исходит положительная энергетика и мне ничего не остается, как предположить, что в ее образе нам явилась на пустой лесной дороге Анна Кашинская, которая немало сама пострадала за свою жизнь.


Наконец, добрались до мемориала Туполеву. Это – жалкое зрелище, недостойное великого авиаконструктора. Жуликам, приватизировавшим предприятие и его имя, в голову не придет позаботиться о памяти, человека, благодаря которому они набили свои карманы. До Ольгиного дома еще пара километров. Как там у Пушкина?


"У податливых крестьянок
(Чем и славится Валдай)
К чаю накупи баранок
И скорее поезжай."


Не Валдай, конечно. Но суть от этого не меняется.

Tags: приключения в глубинке
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments