May 8th, 2011

Golden Gate

Любимый коктейль Джеймса Бонда


[A1] Jinda-Lee. Chardonnay. 2009.  Так случилось, что пару лет назад при посещении виноградников Бордо мы снимали комнаты в маленьком шато в провинциальном городке Podensac. Через улицу напротив нашего жилья располагалась неизвестная нам тогда компания с многолетней историей Lillet. Хозяева шато, дай Бог им здоровья, просветили, что эта компания выпускает ликеры на апельсиновых корочках, которые так любил Джеймс Бонд.

Одним ненастным днем, когда уже не хотелось колесить по виноградникам, мы наведались в Lillet и попросили провести экскурсию. В конце экскурса, как всегда, были угощения.

Я уже почти забыл этот эпизод, но тут попалась уникальная бутылочка белого вина. И не то, чтобы это вино было большой редкостью, просто, когда я попытался раскупорить бутылку, ее синтетическая пробка сама собой провалилась вовнутрь. Это был тот самый хрестоматийный случай, за что корят синтетические пробки – за некачественное укупоривание и высокую вероятность окисления вин. Такое вино обещало всяческие сюрпризы.

На вкус, охлажденное Джинда-Ли шардоне сначала напоминало чуть подпорченный апельсин, но через несколько минут уже несло в себе какие-то горчащие нотки, отдаленно похожие на имбирь. Еще на градус теплее и вино 1 в 1 по вкусу стало походить на тот самый Lillet на цитрусовых корочках. И таким оставалось до самого конца. В памяти возникли контуры шато и парка и комнат со скрипучими деревянными полами и кроватями…

Цена: 250 рублей. Импортер: ООО «Виноторговая компания ФОРТ»


PS.

Контрольная бутылка шардоне Джинда-ли, как и ожидалось, отличается от первой, с дефектной пробкой. По мере охлаждения вина из контрольной бутылки в нем открываются новые оттенки. Сначала в аромате присутствуют зрелые персики и сливочное масло (исключительно благодаря диацетилу – побочному продукту молочнокислой ферментации). При этом, во вкусе еще относительно теплого шардоне ощущаются томные медовые тона с немного горчащей винной кислотой. С понижением температуры вино становится более легковесным и бодрым, персики переходят в спелую сладкую грушу, во вкусе появляется цитрусовая корочка, а в послевкусии возникает ни к месту сыгранная нота ореха. Далее ароматы становятся еще более утонченными, но, к сожалению, их забивает маслянистый диацетил. В самом конце возникает короткое послевкусие, напоминающее поджаренные какао бобы (откуда?!). Переохлажденным, вино становится плоским и неинтересным.  

В целом, вино замечательно бы саккомпанировало, например, первую весеннюю спаржу под голландским белым соусом.