August 21st, 2011

Golden Gate

Дом Периньон

В последние годы частенько проезжаю мимо дорожного указателя на поселок со звучным именем «Ананово». Уж, как только этот несчастный поселок не «переименовывали»: то букву «Б» припишут, то просто «А» на «О» кто-то заменит, а вот недавно – верх народного творчества – первую букву и вовсе убрали! Живет себе народ, потешается над мифами, которые ему втюхивают за его же счет и не без чувства юмора приговаривает: «ай, ворюги, ай, обманщики!». А тут вот недавно прочитал в новостной ленте «Независимого винного клуба» (НВК) про День Рождения Шампанского.


Персона монаха Дом Периньона настолько плотно окутана мифами, что я не смог удержаться от того, чтобы параллельно с новостной заметной НВК не поделиться тем, что удалось выяснить в результате прошлогодней поездки в Сент-Менегу на родину этого славного монаха-винодела. За давностью лет многие факты из жизни этого монаха стерлись из исторической памяти и вызывают споры. В этом случае не остается ничего кроме, как привлечь на помощь здравый смысл.


”4 августа винный мир отпраздновал День рождения шампанского... В этот день в 1668 году в французской провинции Шампань монах Периньйон изобрел этот напиток.”



Так рождаются мифы. В 1668 году бенедиктинец Дом Периньон лишь переходит в монастырь Отвильер, где он, как теперь сказали бы, получил позицию мастера виноделия и винных подвалов. В это время монастырь Отвильер только восстанавливался после разорений времен религиозных войн во Франции. В этой должности Дом Периньон останется до самой его кончины в 1715 году. Своих успехов в виноделии этот монах, охарактеризованный современниками, как абсолютный перфекционист, достигал медленно в результате проб и ошибок на протяжении 47 лет службы в монастыре Отвильер. Более того, он и не собирался ничего изобретать, а методично улучшал технологию производства тихих шампанских вин. Но, об этом позже.


”Первое коммерческое игристое вино было произведено в области Лиму в Лангедоке около 1535 года.”


Первое письменное упоминание об игристых винах действительно относится к 1531 году (монастырь Сент-Илер около Лиму). Игристое Бланкет де Лиму существует до сих пор и исторически было первым признано в качестве АОС в Лангедоке. Но и англичане тоже не без основания считают, что «изобретением» можно называть лишь то, что описано, как технологический повторяемый процесс. Такое первое описание создания игристых вин путем добавления сахара сделал в 1662 году английский ученый натуралист Христофор Меррет.


”Примерно в конце XVII века метод производства игристого вина стал известен в Шампани одновременно с особенными процедурами производства и более крепкими бутылками, изобретенными в Англии и выдерживавшие немалое давление газов.”


Эта история началась в 1615 году с эдикта короля Англии Якова I, который запретил использовать весьма поредевший к тому времени английский лес для производства древесного угля, и вместо этого приказал впредь в металлургии и стекольном деле использовать только природный уголь. Температура сгорания природного угля больше, чем древесного и поэтому у англичан бутылочное стекло начало получаться гораздо крепче, чем у французов, которые в виду изобилия своих лесов продолжали выдувать хрупкое стекло в печах на древесном угле. Удивительно, как почти за 100 лет до этого монахи из Лиму умудрялись разливать свои игристые вина в хрупкие бутылочки?


”Именно Периньон, которому приписывают первенство в изобретении этого напитка, открыл секреты купажирования, соединения сока разных сортов винограда, и стал разливать вина в бутылки, что позволяло удерживать углекислый газ, доселе взрывавший бочки, — пишет сайт newtimes.ru . Именно Периньон догадался делать затычки из коры пробкового дуба.”


Во времена Дом Периньона, Шампамнь, как и Бургундия, производила только тихие вина. Но, из-за более холодного климата в Шампани брожение вин останавливалось раньше осенью, недобродив до суха. Весной с приходом тепла грибки снова просыпались, находили остаточный сахар в вине и вино забраживало снова. Если до этого вино по незнанию было разлито и закупорено, то такие бутылки/бочки часто взрывались из-за естественного выделения углекислого газа при вторичном брожении. Поэтому в конце XVII века появление следов вторичного брожения в вине рассматривалось как серьезный дефект вина. Первоочередная задача монаха Дом Периньона на его новом посту заключалась в том, чтобы найти способ избавиться от вторичного брожения вина, то есть сделать всё возможное, чтобы никакого игристого шампанского не было. И с этой задачей он более менее справлялся. Так, например, он заметил, что Пино Нуар реже разрывает бутылки, чем белые сорта. Также помогают избежать вторичной ферментации аккуратность при сборе и транспортировке винограда и тщательная сортировка ягод, поврежденные ягоды отбраковывались. Даже перевозить виноград на монастырский пресс он запрещал на лошадях – мулы и ослы передвигаются более плавно, чем лошади. Несмотря на все усилия, до конца всё же победить вторичную ферментацию в бутылках ему не удалось, но процент взрывавшихся по весне бутылок, по-видимому, в результате его стараний сократился существенно. Главным же результатом деятельности монаха Дом Периньона было то, что Шампань, раньше славившаяся преимущественно своими овцами и шерстью, стала наряду с Бургундией важным поставщиком неплохих вин. Вина эти были по-прежнему, в основном, тихие. Даже в конце XVIII века тихие вина Шампани составляли около 90%, а игристые, соответственно – лишь10%. Игристые шли в основном на поставки ко двору и в Англию, где они ценились выше, чем тихие шампанские. Настоящий бум игристого шампанского приходится на времена Наполеона и начало индустриальной эпохи. В это время как раз и возникают мифы о Дом Периньоне, как о гениальном изобретателе шампанских игристых вин.


Миф о том, что Дом Периньон догадался делать затычки из коры пробкового дуба, необходимые для удержания газа в бутылке, родился в 1821 году, благодаря «воспоминаниям» другого монаха из Отвильер, Дом Груссара, который жил на несколько поколений позже. Кстати, миф о первенстве в изобретении шампанского, открытии секретов купажирования, соединения сока разных сортов винограда, тоже принадлежит Груссару. На деле же, Дом Периньон всю свою сознательную жизнь боролся с тем, что сейчас называют шампанским вином, и прославился не купажированием вин, а смешиванием винограда с разных виноградников еще до того как отправить эту смесь под пресс. Серию мифов о Дом Периньоне поддержала и будущая кампания «Моет и Шандон», которая выкупила земли и подвалы разоренного во время французской революции монастыря Отвильер, в стенах которого трудился монах-винодел. Гордый памятник знаменитому монаху теперь украшает помпезный вход в дегустационный зал кав «Моет и Шандон» в Эперне.


Сидит себе этот монах где-то на небесах, посматривает в низ на Эперне и деревню Ананово и тихо радуется богатству фантазии человеческой.

Golden Gate

Вино предгорий Доломитов



MezzaCorona. DOC Trentino. Pinot Grigio. Reserva. 2007 Пино гриджио вместе с шардоне – основные белые сорта винограда, выращиваемые в предгорьях итальянских Доломитов, а винзавод MezzaCorona – самый крупный завод в Италии, разливающий моносепажные вина этих двух сортов. Его Пино Гриджио, как в классической, так и в линейке резерв, ежегодно получает высокие баллы от 87 до 91 в международных рейтингах.


Аромат спелых ягод и фруктов, груша, ананас, земляника. Ванильные тона – вино выдерживалось полгода в дубовых бочках. Текстура слегка маслянистая. Гармоничное, идеально сбалансированное вино – нектар. Спиритуозность (13%) очень хорошо замаскирована. На конце слабая горчинка.


Рекомендуется подавать с пастой и белыми грибами. Белых грибов не нашлось, но зато прямо у дома выросли здоровущие подосиновики. Тоже было весьма недурственно. Хотя, это вино настолько самодостаточно, что пить его можно и без всякого сопровождения.


На следующий день нашлись и белые и раздобылась итальянская паста. Попадание прямо в точку. Нет слов.


Цена: 340 рублей (акция?). Дата розлива: 07/2009 Импортер: Тринити групп.