?

Log in

No account? Create an account

December 6th, 2011

Сегодня день прошел без особых приключений, в маленьком швейцарском провинциальном городке Женева, где даже в центральном кафе на Гран Рю под савоярдское сырное фондю разливают белое алиготе из бэгинбоксов. Встречи со старыми знакомыми, скучные рассказы про то, кто, как и где проголосовал… Если бы не та старушка в трамвае, так день и закончился бы неприметно.


Маленькая сухощавая старушенция с рюкзачком и свернутым в рулон туристским ковриком еле забралась на остановке на подножку трамвая и попросила вагоновожатого помочь купить ей проездной билет за три швейцарских франка. Дальше – всё, как по Маршаку: «вожатый удивился - трамвай остановился». «Вагоноуважатый» встал, одел пиджак (на улице моросил дождик), вышел вместе с этой старушенцией на остановку, помог ей справиться с путаными инструкциями по покупке в автомате проездного билета, потом снова сел в трамвай, снял пиджак, занял свое место, и трамвай продолжил движение по маршруту. Я на секунду представил себе такую сцену у нас. Сюр полный, на все сто, начиная со старушки с ковриком… Ну, говорю же я, провинция, нецивилизованность, глухомань женевская! А в глухомани завсегда случаются всякие чудеса…


Дело происходило поздней ночью в пустыне где-то на границе Алжира и Марокко. Точнее сказать невозможно. Как нас туда занесло? Просто захотелось романтики.

В обмен на три зеленых хрустящих бумажки я получил в полное свое распоряжение старенький Форд от еще более старого араба в, в общем-то, цивилизованном туристском Агадире. Далее – пара недель незабываемого путешествия по Магрибу привели меня и мою подругу на край цивилизованного мира, где мы случайно познакомились с неким чересчур бойким молодым туарегом. Он убедил нас попробовать продолжить путешествие с караваном и сказал, что знает классных караванщиков. Дальше уже мы продолжили наш путь втроем пока дорога не закончилась и не началась пустыня Сахара. Если кто-то спросит, как там по пескам можно было проехать, то отвечу просто, что этот «кто-то» о Сахаре знает только из книжки про доктора Айболита. Сухая и каменистая пустыня без дорог – одни направления. Когда совсем стемнело, наш Шумахер-туарег сам сел за руль, мол, он-то точно знает, как объехать все топкие места – после дождей там образовались обширные глинястые болота, где, по его словам, постоянно пропадали автомобили.


К полуночи такого ралли желание романтики куда-то само собой растворилось, и я неуверенно спросил, может вернуться на ночь в какой-нибудь поселок, но наш туарег вошел в азарт и уже лихо прыгал на нашем стареньком форде через редкие, встречающиеся на пути песчаные барханчики. При этом он с бешеной частотой крутил руль то направо, то налево. Как я потом понял, это - такой очень эффективный прием, чтобы, не дай Бог, машина не увязла в песке – нам ее от туда ночью было бы не вытолкать. Этот урок вождения мне в последствии ой, как пригодился.


Наконец, на горизонте показался слабый огонек – костерок караванщиков в пустыне. Как он их отыскал по звездам, для меня до сих пор остается загадкой. Нас приняли на удивление хорошо, напоили чаем. Один из басмачей-караванщиков неплохо говорил по-английски. Вообще, надо сказать, что туареги необычайно продвинуты в лингвистике и, как правило, знают ещё несколько языков, кроме своего родного чучмекского и арабского. Ночью у костра они пели нам свои туарегские песни. В какой-то момент я понял, что наш бойкий молодой туарег куда-то растворился (видимо, ушел в далекий путь по верблюжьей тропе). Время подошло делать гешэфт и тут неожиданно выяснилось, что эти басмачи сделали нам хорошую скидку, как друзьям, и хотят с нас получить ни много, ни мало, как по тысячи долларов за каждого верблюда в день. Причем, как в «12 стульях» - деньги вперед. Аренда Бентли обошлась бы значительно дешевле…


Мы с подругой переглянулись и я прочел в ее глазах примерно то же самое, о чем сам боялся подумать. Так сложилось, что пару лет подряд перед этой поездкой мы путешествовали по разным арабским странам с целью изучения языка и раз от разу брали уроки, что называется с погружением. Наши учителя учили нас еще и стилю жизни на востоке и манерам общения и еще многому чему учили… Всё это сейчас разом и пригодилось.


Как ни в чем не бывало, я улыбнулся и предложил всем еще выпить чаю, похвалил за мастерски исполненную фугу на одной оставшейся целой струне и повел разговор о том, что верблюд сейчас не дешев, не то, что было раньше. Басмачи оживились и поддержали беседу. Внутри меня всё кипело. Я понимал, что нас здесь просто закопают, и никто уже нас никогда не найдет. Отлучившись, якобы в туалет, я еще раз убедился, что мобильный телефон здесь не работает. Машину, этот старенький Форд, тоже искать никто не станет. Главное, в такой ситуации было не вспылить, а улыбаться, петь песни, расхваливать их чай и потихоньку сводить разговор на то, что мы не так богаты и если бы чуть скинуть цены, то Аллах бы вознаградил бы их за неслыханную доброту и щедрость, которую они проявят к бедным странникам. За первые полчаса удалось добиться существенной скидки – 50%. Подруга тоже поддержала тему и вставила свои 20 копеек о том, что соседние туареги сейчас берут меньше и это, наверное, потому, что у них верблюды моложе. В доказательство она достала из рюкзачка какие-то старые распечатки, в которых значились подобные услуги по цене не более 20 долларов в день с учетом работы караванщиков и продуктов на день путешествия по пустыне. Туареги покрутили в руках бумажки (читать, по-видимому, они не учились) и усомнились, что у соседей верблюды могут быть моложе, чем в их караване. Выпили еще чаю, похвалили их отель «миллион старс», поскольку ночевать пришлось под звездным небом и, сговорившись на 50 долларах, разошлись на ночлег. Я долго не мог заснуть и всё прислушивался, когда же басмачи решат, что нас всё же выгоднее здесь закопать а наши деньги и пожитки поделить между собой, чем тащиться с нами через пустыню, самим потеть и напрягать своих супердорогих верблюдов…


В этот раз обошлось. Но на следующее утро, как не удивительно, торг продолжился с отметки 500 долларов, как будто, мы ночью ни о чем с ними не договорились. Снова надо было проявлять чудеса выдержки. Сказать по правде, к тому моменту я уже изрядно устал и очень хотелось замочить этому туарегу по его лысой башке, обмотанной голубым платком. Но, надо было выходить из положения и прикинуться, что в общем-то нам и не очень хотелось идти с ними через барханы под палящим солнцем и мы благодарим их и их пророков за оказанный теплый прием и уютный ночлег. Это сработало примерно так же, как в Египте в сувенирной лавке, когда ты говоришь, что тебе этот очередной Осирис сто раз не нужен, разворачиваешься и делаешь вид, что собираешься уходить… в результате цена на Осириса падает раз в десять. Арабы, словно дети - они заводятся с пол-оборота, когда дело касается торговли и, если проявить выдержку, то они уступят даже в убыток себе. Им важен сам процесс, и часто конечный результат их интересует значительно меньше. Но стоит тебе только повысить голос и начать доказывать, что эта дрянь, которую тебе пытаются впихнуть по цене нового автомобиля, не стоит столько денег, тот же араб из гордости за себя и эту дрянь сумеет тебе испортить настроение на всё оставшееся время. Восток – дело тонкое, Петруха(с).


Все эти эпизоды из нашего марокканского путешествия пронеслись у меня в памяти, когда я наблюдал сцену со старушкой в женевском трамвае. Надо учиться договариваться, проявлять выдержку и сохранять улыбку, присматриваться и следовать знакам судьбы даже в самых несуразных обстоятельствах. В провинциальной Женеве это даже знает каждый «вагоновожатый».

Profile

Golden Gate
afrikanbo
Андрей Ростовцев

Latest Month

July 2014
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Michael Rose