?

Log in

No account? Create an account

December 10th, 2011

Мозельские вина – это на 60% рислинги. Поэтому, в дальнейшем разговор пойдет только о них, хотя нельзя сбрасывать со счетов и вайсбургундер и шардоне, которые здесь также получаются интересными и заслуживают особого рассказа. По количеству разливаемых вин Мозель с его притоками Саар и Рювер (а именно так формально и называется этот один из 13-ти винных регионов Германии – Mosel-Saar-Ruwer) занимает 3-е место в Германии. И это – не только потому, что здесь находится штаб-квартира знаменитого Петра Мертеса. Плотность покрытия склонов мозельской долины виноградниками часто доходит до 100%.





Течет река Моо-озель…


В отличие от сравнительно прямолинейного быстрого течения Рейна, русло реки Мозель извивается подобно испуганному змию, заметно меняя на очень коротком расстоянии экспозицию своих склонов. На расстоянии 2-3-х км виноградники в охоте за солнечным теплом могут несколько раз «перепрыгивать» с одного берега реки на другой. Поэтому, самые «вкусные» мозельские виноградники с южной экспозицией склона очень ограничены по своей площади. Не перестаю удивляться игрой мысли мозельских виноградарей. Чтобы подчеркнуть значимость таких теплых участков земли, они в центре виноградника устраивали гигантские солнечные часы. Дело в том, что в далеком прошлом наши предки логично считали 12 часов дня – это, когда солнце находится в зените и, если виноградник ориентирован в этом направлении, то отметка «12 часов» будет расположена вертикально внизу под указателем, отбрасывающим тень. Таким образом, если среди виноградника установлены солнечные часы, то это - знак качества для производимого из этого винограда вина. Такие участки виноградников на Мозеле традиционно получают в своем названии дополнение «Sonnenuhr» - солнечные часы.





Солнечные часы среди виноградника – мозельский знак качества вин.


Но не только направлением «по компасу» соревнуются между собой мозельские виноградники. Надо учитывать, что знаменитая винная 45-я параллель находится где-то неизмеримо далеко от реки Мозель на юге. Солнце на мозельских широтах не поднимается высоко над горизонтом и, если бы ни исключительная крутизна склонов мозельской долины, то навряд ли здесь стали выращивать виноград. Крутизна мозельских склонов – притча во языцах. Здесь виноград растет на самых крутых в Европе (а может и в мире) склонах. В местечке Bremm наклон плоскости виноградника к горизонту составляет 68% и является абсолютным рекордом. Передвигаться на таких склонах можно только по горизонтальным тропам. Еще раз уточняю именно важно, что не общий наклон склона, ф наклон территории самого виноградника к солнцу здесь очень важен. Например, в Италии крутых склонов хоть отбавляй, но виноградники там устроены на удобных террасах – солнечного тепла там и так достаточно. На Мозеле такой номер не прокатит. Поэтому, местные виноградари часто ставят на своих виноградниках деревянные стремянки, чтобы добраться до следующего ряда, на котором произрастает лоза. Из-за этих стремянок-лесенок виноградники Мозеля сегодня превратились в своеобразный туристский аттракцион - хайкинг по виноградным склонам. Здесь проложены разной сложности маршруты, имеются специальные карты. Крутой склон – дополнительная гарантия хорошей экспозиции к солнцу. Поэтому такие крутые виноградники часто получают дополнительное название «Treppehen» - лестнички или «Steillagen» - крутизна. Понятно, что трудиться на таких сложных участках не просто. Кто-то подсчитал, что затраты труда виноградаря на Мозеле в семь(!) раз превышают затраты труда в Бордо. Кроме того, такая работа на виноградниках и опасна – ежегодно здесь с крутых склонов кто-то срывается и ломает себе кости. Удивительно, что при таких немыслимых трудозатратах мозельские вина отнюдь не дороги. Типичная цена бутылки мозельского рислинга – 5 евро, хорошей бутылки – 10 евро, а топ-класс редко превышает 50 евро. И все равно, не смотря на такие невысокие цены, им трудно состязаться с индустрией масс продукта и химбалка а ля Мертес по 1-2 евро за бутыль в общем-то не совсем отстойного вина. Поэтому, несмотря на свой высокий рейтинг мозельские вина испытывают сегодня определенные трудности, и, если бы не высокая традиционная культура винопития в Германии – шансов на выживание у мозельских вин не было бы никаких.





Нелегкий хлеб мозельского винодела.


Несколько слов о традициях винопития. Здесь, на Мозеле, они особенно сильны. Не только потому, что это самый древний винный регион Германии, где лозу возделывали еще во времена расцвета Римской империи. Этот аспект истории – для впечатлительных туристок блондинок. Сначала сами германские племена сровняли с землей всю местную римскую культуру, а потом и в IX веке викинги камня на камне не оставили от германских поселений и только в средние века немцы возвращаются на опустошенные мозезьские берега, основывая здесь в первую очередь рыбацкие поселки. Культура винопития возрождается здесь благодаря церкви и лЕкарству. Именно лекари прописывают хорошее вино, как средство от всякой хвори, а монахи в мозельских монастырях поколение за поколением отрабатывают технологию виноделия. Самые полезные с точки зрения средневековой медицины виноградники расположились на «вкусных» участках, получивших дополнительное название «Doktor» или «Apotheke». В средние века (как и в античности) вино сильно ароматизировали пряностями и часто эти же пряности произрастали в междурядье на тех же виноградниках. Здесь такие исторические виноградники получили дополнительное имя «Wuerzgarten» - огород пряностей. Так же заслуживают внимания мозельские вина из различных монастырей, что отражено в их названии.





Плотность покрытия склонов виноградниками на Мозеле достигает 100%.


После такого развернутого предисловия становится ясно, что из-за резких перепадов в физических условиях расположения виноградников в долине Мозель именно сами виноградники определяют качество рислингов, а уж потом и винодел. Поэтому, я советую при выборе мозельских рислингов в первую очередь обращать внимание на название виноградника, которое будет присутствовать в названии самого вина. Как следует из вышесказанного в названиях виноградников также важно обращать внимание на ключевые слова (см. выше). Вот несколько названий топ-класса мозельских виноградников (точнее винных склонов): Zeltinger Sonnenuhr, Wehlener Sonnenuhr, Brauneberger Juffer Sonnenuhr, Erdener Treppehen, Doktorberg (in Bernkastel), Trittenheimer Apotheke, Urziger Wuerzgarten. Как всегда, первая часть названий - это имя рядом расположенного с виноградником посёлка.


Считается, что самым оптимальным уровнем качества мозельских вин являются Kabinet и Spaetlese. Я бы еще добавил, что в случае Мозеля это правильно, но часто и необязательно. За деталями общегерманской классификации вин я позволю себе отправить читателя либо к моим более ранним записям (по тэгам), либо просто покопаться в интернете. Почему на Мозеле QbA играет более значительную роль, чем в остальных винных регионах Германии? На мой взгляд, причины здесь две: во-первых, в районе Мозеля не гонятся за высоким содержанием алкоголя и часто здесь можно встретить вина 7-8% алк (особенно вина из области Саар), во-вторых, в последнее время стал моден «downgrading» или, как здесь говорят «Runterstuffung». Что это такое? Просто, получить категорию QbA виноделу часто бывает легче, чем предикат Kabinet и выше. Кроме этого играют роль и квоты на вина с предикатами. Вот классический пример: вчера зарулили в маленький монастырь Kloster Machem, где нас угостили своим домашним QbA, который в сравнении с Spaetlese Reichgraf von Kesselstadt (имя с мировым престижем) явно выигрывал по полнотелости, шелковистости и округленности во вкусе. Оба вина пробовали одновременно.


Наконец, я подошел к самой сладкой части моего рассказа. На Мозеле есть мало чем примечательное и почти никому не известное местечко пол названием Zelting. Здесь имеется отель и ресторан Zeltinger Hof. В этом ресторане работает здоровенный детина по имени Маркус – большой почитатель рислингов. Маркус своими руками и исключительно на своем энтузиазме создал самую большую винотеку открытых рислингов в мире. Об этом на прошлой неделе написали немецкие газеты. Более того, в отличие от подвальчика-винотеки в Бернкастеле, у Маркуса можно найти имена из топ-списка мировых рейтингов: Dr Loosen, Schloss Lieser, Friz Haag, Joh. Joh. Prum, Markus Molitor, Dr Thanisch и др. У Маркуса каждая проба вина что-то отдельно стоит, но не много, по-Божески. Надо сказать, что наибольшее впечатление на меня произвели вина от Markus Molitor со склона Zeltinger Sonnenuhr (2007-2010 гг). На мой вкус, вина Доктора Лозанна, например, ему заметно уступают, несмотря на то, что имя Loosen в 2009 и 2011 гг заняло строчки в топ-100 Wine Spectator, правда с не очень высокой оценкой в 90 баллов, но зато в качестве единственного представителя мозельских вин. В чётные годы WS выбирает почему-то из мозельских рислингов St Urbans-Hof. Мы долго вместе с Маркусом пробовали его коллекцию, пока наконец не дошли до того самого Urbans. Тут Маркус смутился и признался, что открытых бутылок St Urbans-Hof у него нету. Я лихо срубил – ну, в чем же дело, Маркус, открывай! Мы подошли к большому еврошкуфу, где хранились раритеты, которые Маркус доставал редко, по особым случаям и почти не дышал, разглядывая потемневшие от времени этикетки.


Итак, St Urbans-Hof 1971 год (отличнейший был год!) цена бутылки (по дружески) 150 евро. Горлышко бутылки облито чем-то сургучеподоюным. Раз в несколько лет Маркус отвозит эти бутылки производителю, их там открывают, дегустируют, доливают, используя обычно бееренауслезе этого же года и заново закупоривают. Последний раз Маркус навещал St Urbans-Hof в прошлом году. Поэтому он с гордостью срезал капсюль и откупорил бутылку. Мы с Маркусом тут же обменялись взглядом. В его глазах я увидел, как распиравшая его во все стороны немаленькое тело (выше 2 метров ростом) гордость моментально исчезает и на ее место выползает тихий ужас…





В гостях у Маркуса.


Надо здесь сделать короткую паузу и поделиться опытом. Не секрет, что только абсолютно мертвые, убитые химией или высокой температурой вина, перестают бродить в закупоренной бутылке. Здоровое вино в бутылке живет и в частности продолжает выделять газ. Поэтому, когда откупориваешь бутылку, надо на самом конце задержать пробку и вытащить ее из горлышка бутылки наиболее аккуратным способом. Казацкий громкий «ччч-пок» здесь не уместен. По тому, как остаточные газы вытолкнули пробку можно уже судить о качестве вина. Если пробка буквально выпрыгнула – это первый признак болезни вина, вторичного брожения, излишней игривости, несерьезности. Далее, в бокал вино надо наливать по возможности осторожно, чтобы не создать излишней пены на поверхности – так же признак болезни. А если пена всё-таки появилась, то посмотреть, как долго она будет исчезать. У здорового тихого вина любая пена исчезнет за считанные секунды.




…Пена на поверхности St Urbans-Hof 1971 и не думала исчезать. Маркус попробовал вино, сплюнул и побледнел. Мы тихо отправились снова к заветному шкафчику. Я боялся что-либо сказать по этому поводу, дабы не случайно не обидеть Маркуса, который уже доставал бутылку 1974. Ситуация повторилась снова в еще более печальном варианте – тихий Сан Урбанс заиграл, как шампанское. Маркус буквально бросился к шкафу с винами, порылся и дрожащими руками достал заветный 1975. Вино снова оказалось безнадежно больным. Весь ужас выразился на лице бедного Маркуса. Эти три бутылки он пестовал из года в год вот уже не первое десятилетие и только на них он планировал наварить около 500 евро. Недавно он их заново дегустировал, сделав необходимый в таких случаях дозаж. Утешения в виде тех, что из хороших вин получается хороший уксус или, что надо всё равно такие вина выявлять и от них избавляться, не сильно подействовали на бедного Маркуса. Он снова стоял перед своим шкафом и чесал репу – в шкафу еще оставалось 40-50 раритетных бутылок…


В качестве эпилога, 4-я бутылка (1976) оказалась вполне здоровой, правда уже не Урбанс, а Joseph Haupt Beerenauslese из нижнего Мозеля, что вполне было адекватно. Несмотря на свой возраст, вино сохранило нежный армат медоносов. Но, ни избыточной сладости, ни бензинов в нем нет. Всё идеально сбалансировано – нектар. Только теперь, когда я пишу эти строки и капля по капле сова впитываю в себя этот нектар, я представляю весь ужас ситуации и, как Маркус попытался реабилитироваться с помощью бееренауслезе. Ведь сладкие вина гораздо лучше сохраняются, чем сухие.


Хэй, Маркус, тебе удалось заснуть этой ночью?

Profile

Golden Gate
afrikanbo
Андрей Ростовцев

Latest Month

July 2014
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Michael Rose