?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Живая и мертвая вода


Как-то за ужином мы с моим хорошим приятелем микробиологом обсуждали экскременты… В этом нет ничего смешного и, тем более, удивительного, поскольку микробиологи все на этом подвинуты немного. Так вот, он меня шокировал, сказав, что эти самые … в основном есть ничто иное, как мертвые микроорганизмы. Считается, что микромир грибков и бактерий по своей биомассе превосходит всю суммарную биомассу других организмов, живущих на земле, а в теле (и на теле) человека клеток бактерий раз в десять больше, чем клеток тела самого человека. Поэтому, не удивительно, что мы так щедро ими разбрасываемсяJ

 

Эти мелкие одноклеточные объединяются в колонии (подобно кораллам или термитам) со своей сигнальной системой и, таким образом, образуют глобальный мозг-биомашину с раздельными фунциональностями. Хороший пример – чайный гриб (комбуча). Комбуча - это симбиоз различных грибков-дрожжей и уксуснокислых бактерий. Грибки перебраживают сахар в этиловый спирт, а бактерии его тут же подхватывают и окисляют в уксусную кислоту. Такой гриб плавает слизистой пленкой на поверхности жидкости. Точно так же и в естественных водоемах микроорганизмы организуют биопленки на поверхностях (воды, камней, органических отходов…), а не гоняются беспорядочно за органической добычей поодиночке. Природа наделила их естественной мудростью.

 

В бутилированных натуральных винах также, как и в водоемах, и в комбучах мирно сосуществуют и грибки и бактерии. При этом в спиртовой винной среде выживают не многие микробы, а те, которые выживают, затем подвергаются дополнительному испытанию серой и мелкопористым фильтром. Если повезет, то до финиша доходят лишь мелкие молочнокислые бактерии – педиококи и Брюссельский грибок Brettanomyces, названный так, потому что в свое время на него взвалили всю ответственность за порчу Британских элей, а в окрестностях Брюсселя, где до сих пор водится этот грибок, пивное сусло, благодаря ему, спонтанно начинает бродить само по себе на открытом воздухе. В результате такого чуда получается традиционный Бельгийский ламбик. В вине работает своя слаженная биомашина: молочнокислые бактерии имеют фермент, позволяющий конструировать из кумаровой кислоты винил-фенол, который в свою очередь подхватывают Брюссельские грибки и превращают в 4-этил-фенол. К последнему средний человек обладает довольно низким порогом чувствительности (0.1-0.2 мг/л), а так как 4-этилфенол пахнет изрядно пропотевшей лошадью, то его избыток в вине часто называют «дефектом лошади». То есть, микрофлора вина отчаянно сигнализирует нам: «Мы еще эдесь!»

 

Эту историю про экскременты, микробы и лошадиный дефект я вспомнил, когда с удивлением узнал от стариков из соседней деревни, что раньше в этой деревне люди пили воду прямо из ручья, протекавшего через старое кладбище, а вода из колодцев шла на полив и скоту. Это всё по той же причине – хорошо профильтрованная колодезная вода на половину лишена полезных микроорганизмов. Почти также стерильна и мертва талая вода с ледников в горах. Правда, теперь из ручья воду пить стало опасно. Приходится использовать колодец, но, желательно, не очень глубокий. На ферме Г.Л. Стерлигова, по соседству с этой деревней, обратили внимание, что скотина слабеет, когда ее поют артезианской водой, поднятой с глубины более 100 метров. В такой воде, как и в ледниковой совсем нет полезной микрофлоры. Возвращаясь к вину – по мне так уж лучше немного пропотевшей лошади в бокале, чем полная стерилизация вина с помощью серы и нанофильтров. Поэтому, как только аромат вина напомнит о лошадях, я мысленно возвращаюсь к тому самому ужину с приятелем-микробиологом.

 


Profile

Golden Gate
afrikanbo
Андрей Ростовцев

Latest Month

July 2014
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Michael Rose