Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Golden Gate

Бытие мое (с)

В начале был Вакуум, и Вакуум был у Бога, и Вакуум был Бог. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.*)
----------------------------
*Святое Евангелие от Иоанна. I, 1 (в редакции МИФИ)


Оригинал взят у dumped_girl в post
Вначале не было ничего, только полная симметрия, и свободная калибровка летала над водами.

Потом отделил Бог целый спин от полуцелого, и повелел целому спину подчиняться статистике Бозе, а полуцелому статистике Ферми. И увидел он, что это хорошо...



Collapse )

Golden Gate

Жизнь в Матрице

«Первый глоток из сосуда естествознания порождает атеизм, но на дне сосуда — нас ожидает Бог», - Карл Вернер Гейзенберг (1901-1976) немецкий физик, один из создателей основ квантовой физики, лауреат Нобелевской премии 1932 г.

На ФБ народ обсуждает недавнюю нашумевшую статью американских физиков-решеточников «Constraints on the Universe as a Numerical Simulation». Всем фанатам фильма «Матрица» такая статейка, как бальзам на сердце. Если 20 лет моделируешь сложные квантовые процессы на решетках, в конце концов, не захочешь, а поверишь в то, что Бог мог смоделировать нас самих на такой же решетке только размером побольше. Как показывает практика, всё, что нужно для успешного моделирования – мелкий шаг решетки, да горстка идей, как этот мир должен быть устроен.


Авторы статьи предположили, что наш мир и есть та самая модель, а мы сами – симуляция мировых процессов, живем ровно также, как живут на решетках их миниатюрные модели. Миниатюрные – потому что пока не хватает мощности компьютеров. Если сделать шаг решетки достаточно маленьким (0.1 фемтометр), то количество узлов такой решетки, которое смог бы обработать современный компьютер, уместилось бы в объем легкого атомного ядра. Но, если экстраполировать рост производительности компьютеров со временем, то уже через 70 лет можно моделировать вирусы микронных размеров, еще через 50 – вполне взрослую особь крупного млекопитающего, а еще через 100 – жизнь на планете средних размеров.


CR


Собственно, это была лишь прелюдия к статье. Далее авторы резонно утверждают, что, если наши далекие предки (из Атлантиды?) или Создатель посадили нас жить в решеточную модель, то мы, разглядывая нашу модельку во все более мощный мелкоскоп, должны в какой-то момент обнаружить шаг этой решетки – расстояние, на котором перестают работать привычные законы. Как оказалось, самым чувствительным инструментом по поиску таких шагов являются космические лучи, частицы с большой энергией, приходящие к нам из космоса. И, вот чудо, плавно спадающий энергетический спектр космических лучей вдруг резко обрывается на значении энергии частиц в районе 1020эВ, что соответствует размеру шага Божественной решетки примерно 10-27метра.

Задолго до этой статьи, еще в 1966 году, Грайзен, Зацепин и Кузьмин выяснили, что наша Вселенная для частиц такой высокой энергии непрозрачна из-за реликтового излучения, наполняющего ее. Потому и обрывается спектр космических частиц. Кто-то, как бы специально засветил вселенную фотонами низкой энергии, чтобы человек не смог в ближайшем будущем подсмотреть за механизмом Божественного промысла. Если так, то, до дна сосуда, где нас по Гауссу ожидает Бог, совсем близко.

Православный интернет сайт "Православие и Мир" предлагает смычку города с деревней подборку высказываний великих физиков о Боге.

Golden Gate

Est!Est!!Est!!!

Est Azienda Vinicola Falesco. Est!Est!!Est!!! di Montefiascone. DOP. 2011 Вино, в котором гораздо больше легенды, чем содержания. Апокрифическая история гласит: В самом начале XII века Германский церковный иерарх по имени Иоганн Фуггер, направляясь в Рим по случаю коронации последнего Германского императора Салической династии, Генриха V, выслал вперед своего слугу с наказом пробовать вина, во всех постоялых дворах, расположенных вдоль дороги епископа. Вот, завидная церковная должность! Если вино покажется достойным внимания, то на воротах того хозяйства слуга должен был оставить пометку «EST”, т.е., «ЗДЕСЬ». В маленькой гостинице в деревне Монтефьясконе слуге так понравилось домашнее вино, что он решил нацарапать на воротах Est!Est!!Est!!! Никто не знает, действительно ли было так. Но, могильную плиту епископа Фуггера в местной Монтефьясконской церкви показывают туристам, и раз в год выливают на нее бочонок молодого Est!Est!!Est!!!


Est!Est!!Est!!! является для всего мира символом простого столового Итальянского вина, но, отнюдь, не как liebfraumilch для Германии. Охлажденный Est!Est!!Est!!! хорошо пить в жару, расположившись в тени оливковой рощи. Винохозяйство Falesco – самый известный производитель Est!Est!!Est!!!, хотя из больших винохозяйств его делает также Bigi. Еще одна особенность Falesco - это единственное в мире хозяйство, которое делает вина из автохтонного сорта Роскетто. Этот редчайший сорт белого вина идет в купаж Est!Est!!Est!!! и в вино Ferentano (100% роскетто). Только из-за этого уже можно попробовать Est!Est!!Est!!! от Falesco.


Сортовой состав вина - Trebbiano 50%, Malvasia 30%, Roscetto 20% Довольно просто, с легким фруктовым ароматом, адекватной кислотностью (pH=3.4) сбалансированным вкусом. Просто, без огрех. Достаточно сказать, что средний рейтинг таких вин находится на уровне 82-83/100.


Цена: 330 рублей. Импортер: ЗАО «МБ Группа Импекс»

Golden Gate

Затоптали

Изысканно постебались над РПЦ и пу мусульмане. Теперь на очереди постебаться ортодоксальные иудеи. Они могут сделать это с большим изяществом. Слепое лизоблюдство холуев довело страну до цирка, над которым весь мир тихо ухахатывается.


В документальном фильме "Потерянный день войны" откровенно затоптали бывшего президента.


Куды катимся?

Golden Gate

В гармонии с природой

Первое ноября во Франции национальный праздник - день Всех Святых, а заодно и день поминовения усопших. В этот день офисы и магазины закрыты. Работают лишь крупные бензозаправки, винные кавы (хозяева которых не очень католики), маленькие арабские лавки, рестораны и полиция.



Одно из самых любимых мною мест на юге Франции – это долина реки Кавайон. Река эта течет с востока на запад и впадает в Рону немного ниже по течению города Авиньон. В своей долине река разделяет два больших винных района: на северных склонах долины расположен AOC Cotes du Ventoux (по одноименной горе), а соответственно по южную сторону реки расположен AOC Cotes du Luberon. На мои многочисленные расспросы местных виноделов, в чем же их различие, ответ неизменно прост: нас разделяет только река Кавайон. Действительно, формально и те и другие в основном делают красные вина на основе сортов сира и гренаш. Почему-то считается, что в среднем вина Люберона склонны к большей выдержке, чем вина Ванту. Может быть. Но их выдержка
в дубовой бочке по два года (что типично) полностью стирает свежесть ароматной сира, зато добавляет типичные бочковые тона, вплоть до кофейных. Увлеченность местных виноделов бочкованием приводит к тому, что использованные бочки чуть ли не дарят посетителям.


Если коротко, то, на мой вкус лучше выбирать вина, как Ванту, так и Люберона, с бОльшим содержанием сорта сира и не очень увлекаться многолетними выдержками. Кроме этого здесь любят экспериментировать за границами дозволенного правилами аппеллясьонов. Например, простое, но вовсе недурственное розе из 100% муската или ароматный белый марсанн, или просто сира заслуживают внимания и редко стоят существенно дороже пяти евро.




Напрбовавшись от пуза и пополнив свои запасы, отправляемся в маленький городок Русийон. Он знаменит своими красными охровыми скалами. Мне это интересно, поскольку охровый цвет зашит в названии города. Вот, другой Русийон, который расположен рядом с Лангедоком, со временем растерял непосредственную связь с цветом, а здесь еще нет. Любопытно, что даже в самом городе кажется всё вымазано этой охрой:




…стены домов,





… замысловатые переходы, a la арабской медины,





….ставни,







….листья,






… и даже кора деревьев.


В этом проявляется еще одна глубинная отличительная черта между «нами» и «ними». Здесь, в провинции, не стараются выпятить напоказ свое мнение (абсурдное оно или нет), а приглядываются к окружающему миру и пытаются по возможности жить с ним с мирной гармонии. Поэтому, в провинциальном Русийоне не могло возникнуть Лужковских башенок и монументов Церетели. Несмотря на охровый цвет городок не вызывает раздражения, а заставляет вновь в него возвращаться. К сожалению, большие города во Франции уже оказались заражены вирусом "эффективного управления". Долго ли еще продержится эта глубинка?


На обратной дороге попали в лапы местных гайцов. Они сидели, как и наши, в засаде и следили, чтобы машины останавливались на перекрестки у линии СТОП. Но на этом аналогия с нашими дэпэсниками и ограничилась. У меня промелькнула мысль: а сколько же мы за день попробовали вин? Много. Хорошо, что еще кавы рьяных католиков были закрыты в честь праздника. Я опустил стекло, стараясь на дышать в сторону гайца. Он мне объяснил, в чем я был не прав. Я прикинулся «Твоя – моя не понимай». Тут он легко перешел на беглый английский, чем меня сразил наповал. Надо сказать, что в этой глухомани по-английски почти никто не говорит, а если и говорит, то с минимальным словарным запасом. Пришлось применить всю имевшуюся в запасе дипломатию. Отпустили, ограничившись замечанием. Боюсь, что у нас такой бы номер не прошел…

Golden Gate

Здоровая конкуренция.

Что касается белых вин, а в особенности рислингов, на историческом поле главную роль с переходящим успехом играли два хозяйства. Оба расположены в Райнгау. Это - Kloster Eberbach и Schloss Johannisberg. Монастырь Эбербах в темные средние века основали монахи, пришедшие из Бургундии. В то время в долине Рейна культивировались в основном красные сорта винограда. Первыми эстафетную палочку виноделия захватили монахи из Эбербах. Они быстро поняли, что рейнский климат более способствует созреванию белых сортов винограда и первыми начали их массово культивировать. В те времена одним из основных белых сортов в долине Рейна был эльблинг (о нем чуть позже). В начале XVIII века в игру вступает аббатство Йоханнисберг и впервые в истории высаживает на своих виноградниках исключительно сорт рислинг. В ответ на это монахи из Эбербах вводят в обращение термин «кабинетное вино», на что аббатство Йоханнисберг через какое-то непродолжительное время разрождается новыми технологиями Spaetlese и Auslese. Спор этих двух монстров (теперь уже на поприще туризма) продолжается и в наши дни.


Недавно удалось попробовать исторический сорт вина из винограда Elbling. Жиденько, кисло и бесхарактерно… Если бы не этимологический интерес, то этот эльблинг так и прошел бы незамеченным. Во-первых, характерно наличие в слове двух частей Elb + ling. Про «линг» понятно - суффикс уменьшительный, а вот про Elb говорят разное. Например, то,что Elba / Alba на латыни означает белый цвет. Тогда, какой цвет означает "рис"? А, если Elbe – это название реки, тогда, где течет речка Ries?

Golden Gate

Еще раз про нанотехнологии

У основателя «нанотехнологий», предложившего в свое время из рассеянных по миру атомов и нанофрагментов воскресить всех когда-то умерших предков, русского философа Н.Ф.Федорова есть небольшая статья про «Отношение торгово-промышленной цивилизации к памятникам прошлого». Хоть и написана она была в позапрошлом веке, но со временем мысли ее автора становятся только актуальнее. Особенно у нас в стране.


В прошлое воскресенье случай свел меня со священником церкви села Брыково Истринского района Московской области. Он рассказал, что на территории церковного кладбища был похоронен Петр Семенович Салтыков, но от его памятника, как и от самого кладбища уже ничего не осталось. Позвольте, как это? Это тот фельдмаршал Салтыков, который наголову разбил армию Фридриха Великого в семилетней войне? ..губернатор Москвы? ..один из немногих достойнейших россиян с памятника «1000-летие России» в Новгороде? Да-да, говорит Отец Андрей, он самый… Анастасия Петровна – его дочь была замужем за местным помещиком Петром Федоровичем Квашнин-Самариным. Их семейное захоронение недавно случайно открылось при реставрации церкви. А вот где находится могила П.С.Салтыкова – одному Богу известно. После того, как убили последнего священника, за церковным кладбищем ухаживать стало некому и могильные камни растащили на стройматериал. А потом в церкви устроили мастерскую по ремонту тракторов, и от кладбища не осталось никаких видимых следов. Вот так и лежит себе Петр Семенович, крепко сжимая свой фельдмаршальский жезл под толстым слоем ржавых гаек и тракторных пружин – остатков от торгово-промышленной цивилизации и ждет когда же придет Чубайс с нанотехнологиями воскрешения, ну если даже не физического, то хотя бы, для начала, в памяти потомков.


Боюсь, что ждать ему придется долго, поскольку наплевать потомкам на фельдмаршала-победителя. Немцы вот с прахом побежденного Фридриха носились как с какой-то святыней. Даже на время Великой Отечественной Войны его гроб в надежное место перепрятывали. Да что там Фридрих Великий! На братском кладбище под Ржевом уже современные немцы тщательно восстанавливают имена и захоронения своих солдат, а на территорию соседнего с немецким нашего кладбища без слез и не взглянешь. И не потому, что Ржевская мясорубка была самой кровопролитной во второй мировой, по масштабам сравнимая лишь с бойней под Верденом в первую мировую, а потому, что наше кладбище, память о миллионе погибших в боях под Ржевом, находится в весьма убогом по сравнению с немецким состоянии.


Может быть это только немцы такие педантичные зануды? Оказывается – не только. На известном полигоне у села Медное НКВДэшники расстреляли 6 тысяч польских пленных и несколько десятков тысяч своих. Так вот поляки приехали и каждому из 6 тысяч своих расстрелянных поставили памятник в виде отлитой металлической плиты с коротким текстом о том, кто этот человек был. У что у нас? У нас – березовая роща в качестве природного памятника, сама растет и ухода не требует, а главное, денег не просит. Это уже не торгово-промышленная цивилизация по Федорову, а просто торговая и не цивилизация вовсе. Господа, Путин с Медведевым, не помогут вам ваши нанотехнологии. «Разруха не в клозетах, а в головах» (с)

Golden Gate

Спас орешный


Массандра. Мадера. 2003 Ореховый спас – третий и последний после медового и яблочного из трех августовских праздников, посвященный Спасителю, Иисусу Христу.. Одновременно это и окончание Успенского поста, позволявшего угощаться лишь медом и квасом. Пора попробовать что-нибудь ореховое.


Все три Спаса связаны с именем Спасителя, хотя, на мой взгляд, и очень опосредованно. Первый - Медовый Спас (14 августа) посвящен ежегодному выносу в народ древ Животворящего Креста Господня, вернее того, что к тому времени (IX в.) от него осталось в Константинополе. За пять столетий после того, как эти древа вытащили со дна цистерны с водой частички их в большом количестве рассылались в качестве презентов по всему свету. Второй - Яблочный Спас (19 августа) празднуется в память Преображения Иисуса Христа перед учениками на горе Фавор (около 33 г н.э.). Событие, описанное в Евангелиях и по своей значимости, конечно не сопоставимо с праздниками 1-го и 3-го Спасов. Наконец, третий Ореховый (29 августа) Спас – в память перенесения (944 г н.э.) Нерукотворного Образа из Едессы (слава Богу, иначе бы при осаде города войсками Болдуина он бы неминуемо погиб или был бы украден, как и многие археологические находки из музея Багдада во время Иракской кампании) в Константинополь (откуда его, в конце концов, умыкнули в XIII веке крестоносцы и после чего следы его в истории окончательно теряются). Так получилось, что казалось бы эти три мало связанных между собой события, растянутых во времени на целое тысячелетие объединились в одну череду августовских праздников. В других христианских странах, насколько мне известно, ничего подобного нет. Парадокс? Если кто-то знает причины празднования череды Трех таких разных Спасов поделитесь, пожалуйста.


Аромат сложный. Главная нота – запеченные яблоки. Но этот тон не самый важный и легко теряется на фоне запахов, характерных для буддистких храмов и лавки с индийскими специями на восточном базаре. Проглядывают ароматические породы древесины и конский навоз. Всё это особенно сильно звучит со дна опустошенного бокала. Дело, наверное, в том, что с тонкой маслянистой пленки, оставшейся на стенках бокала спирт испаряется быстро, оставляя чистую ароматику самого вина. Ароматы таких вин особенно приятно вдыхать со дна и стенок уже пустого бокала. Вкус спиритуозный, жгучий и в то же время карамельный. На языке яблоко превращается в орех, особенно в послевкусии секунд через 10-15 орех отчетливо чувствуется. Отдаленное подобие коньячных спритов.


Цена: 300 рублей. Дата розлива: 01/2011. 19.5% алк. и 30 г/л сахара. Импортер: ООО «Агора-Трейд» (г. Королев)

Golden Gate

Дом Периньон

В последние годы частенько проезжаю мимо дорожного указателя на поселок со звучным именем «Ананово». Уж, как только этот несчастный поселок не «переименовывали»: то букву «Б» припишут, то просто «А» на «О» кто-то заменит, а вот недавно – верх народного творчества – первую букву и вовсе убрали! Живет себе народ, потешается над мифами, которые ему втюхивают за его же счет и не без чувства юмора приговаривает: «ай, ворюги, ай, обманщики!». А тут вот недавно прочитал в новостной ленте «Независимого винного клуба» (НВК) про День Рождения Шампанского.


Персона монаха Дом Периньона настолько плотно окутана мифами, что я не смог удержаться от того, чтобы параллельно с новостной заметной НВК не поделиться тем, что удалось выяснить в результате прошлогодней поездки в Сент-Менегу на родину этого славного монаха-винодела. За давностью лет многие факты из жизни этого монаха стерлись из исторической памяти и вызывают споры. В этом случае не остается ничего кроме, как привлечь на помощь здравый смысл.


”4 августа винный мир отпраздновал День рождения шампанского... В этот день в 1668 году в французской провинции Шампань монах Периньйон изобрел этот напиток.”



Так рождаются мифы. В 1668 году бенедиктинец Дом Периньон лишь переходит в монастырь Отвильер, где он, как теперь сказали бы, получил позицию мастера виноделия и винных подвалов. В это время монастырь Отвильер только восстанавливался после разорений времен религиозных войн во Франции. В этой должности Дом Периньон останется до самой его кончины в 1715 году. Своих успехов в виноделии этот монах, охарактеризованный современниками, как абсолютный перфекционист, достигал медленно в результате проб и ошибок на протяжении 47 лет службы в монастыре Отвильер. Более того, он и не собирался ничего изобретать, а методично улучшал технологию производства тихих шампанских вин. Но, об этом позже.


”Первое коммерческое игристое вино было произведено в области Лиму в Лангедоке около 1535 года.”


Первое письменное упоминание об игристых винах действительно относится к 1531 году (монастырь Сент-Илер около Лиму). Игристое Бланкет де Лиму существует до сих пор и исторически было первым признано в качестве АОС в Лангедоке. Но и англичане тоже не без основания считают, что «изобретением» можно называть лишь то, что описано, как технологический повторяемый процесс. Такое первое описание создания игристых вин путем добавления сахара сделал в 1662 году английский ученый натуралист Христофор Меррет.


”Примерно в конце XVII века метод производства игристого вина стал известен в Шампани одновременно с особенными процедурами производства и более крепкими бутылками, изобретенными в Англии и выдерживавшие немалое давление газов.”


Эта история началась в 1615 году с эдикта короля Англии Якова I, который запретил использовать весьма поредевший к тому времени английский лес для производства древесного угля, и вместо этого приказал впредь в металлургии и стекольном деле использовать только природный уголь. Температура сгорания природного угля больше, чем древесного и поэтому у англичан бутылочное стекло начало получаться гораздо крепче, чем у французов, которые в виду изобилия своих лесов продолжали выдувать хрупкое стекло в печах на древесном угле. Удивительно, как почти за 100 лет до этого монахи из Лиму умудрялись разливать свои игристые вина в хрупкие бутылочки?


”Именно Периньон, которому приписывают первенство в изобретении этого напитка, открыл секреты купажирования, соединения сока разных сортов винограда, и стал разливать вина в бутылки, что позволяло удерживать углекислый газ, доселе взрывавший бочки, — пишет сайт newtimes.ru . Именно Периньон догадался делать затычки из коры пробкового дуба.”


Во времена Дом Периньона, Шампамнь, как и Бургундия, производила только тихие вина. Но, из-за более холодного климата в Шампани брожение вин останавливалось раньше осенью, недобродив до суха. Весной с приходом тепла грибки снова просыпались, находили остаточный сахар в вине и вино забраживало снова. Если до этого вино по незнанию было разлито и закупорено, то такие бутылки/бочки часто взрывались из-за естественного выделения углекислого газа при вторичном брожении. Поэтому в конце XVII века появление следов вторичного брожения в вине рассматривалось как серьезный дефект вина. Первоочередная задача монаха Дом Периньона на его новом посту заключалась в том, чтобы найти способ избавиться от вторичного брожения вина, то есть сделать всё возможное, чтобы никакого игристого шампанского не было. И с этой задачей он более менее справлялся. Так, например, он заметил, что Пино Нуар реже разрывает бутылки, чем белые сорта. Также помогают избежать вторичной ферментации аккуратность при сборе и транспортировке винограда и тщательная сортировка ягод, поврежденные ягоды отбраковывались. Даже перевозить виноград на монастырский пресс он запрещал на лошадях – мулы и ослы передвигаются более плавно, чем лошади. Несмотря на все усилия, до конца всё же победить вторичную ферментацию в бутылках ему не удалось, но процент взрывавшихся по весне бутылок, по-видимому, в результате его стараний сократился существенно. Главным же результатом деятельности монаха Дом Периньона было то, что Шампань, раньше славившаяся преимущественно своими овцами и шерстью, стала наряду с Бургундией важным поставщиком неплохих вин. Вина эти были по-прежнему, в основном, тихие. Даже в конце XVIII века тихие вина Шампани составляли около 90%, а игристые, соответственно – лишь10%. Игристые шли в основном на поставки ко двору и в Англию, где они ценились выше, чем тихие шампанские. Настоящий бум игристого шампанского приходится на времена Наполеона и начало индустриальной эпохи. В это время как раз и возникают мифы о Дом Периньоне, как о гениальном изобретателе шампанских игристых вин.


Миф о том, что Дом Периньон догадался делать затычки из коры пробкового дуба, необходимые для удержания газа в бутылке, родился в 1821 году, благодаря «воспоминаниям» другого монаха из Отвильер, Дом Груссара, который жил на несколько поколений позже. Кстати, миф о первенстве в изобретении шампанского, открытии секретов купажирования, соединения сока разных сортов винограда, тоже принадлежит Груссару. На деле же, Дом Периньон всю свою сознательную жизнь боролся с тем, что сейчас называют шампанским вином, и прославился не купажированием вин, а смешиванием винограда с разных виноградников еще до того как отправить эту смесь под пресс. Серию мифов о Дом Периньоне поддержала и будущая кампания «Моет и Шандон», которая выкупила земли и подвалы разоренного во время французской революции монастыря Отвильер, в стенах которого трудился монах-винодел. Гордый памятник знаменитому монаху теперь украшает помпезный вход в дегустационный зал кав «Моет и Шандон» в Эперне.


Сидит себе этот монах где-то на небесах, посматривает в низ на Эперне и деревню Ананово и тихо радуется богатству фантазии человеческой.